Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

Детский

Счастливое детство. Старые фотографии

Обрезали на бульваре тополя. Набрала веточек, вспомнила раннее детство. Мы тогда жили в самом центре Москвы, в Большом Комсомольском переулке, ныне он опять Большой Златоустинский. Бабушек, дедушек у меня в Москве не было, в детский сад было не попасть, поэтому росла я с няней. Водила она меня гулять в Ильинский сквер к памятнику героям Плевны, а прадед мой, кстати, и был одним из таких героев. В конце зимы мы с няней - Ефросиньей Федоровной, которую я попросту звола Фёдигой - набирали срезанных веточек и ставили в молочной бутылке к окну, прогоняя надоевшую зиму. Оглядываясь на более чем половину века назад, вижу прямые тополиные веточки с изумрудными листочками. Но вот незадача, у меня сейчас на корявых ветках вместо листьев появились противные козявки. Может и тогда так было, да память все приукрасила?
Быстренько собрала "детский" натюрморт. Рисунок - моей дочери, и ему уже три десятка лет.




Collapse )
Детский

Черная смородина


В детстве на даче у меня была подружка Наташа. Дружили мы почти с горшков. Когда чуть подросли, стали вместе играть в куклы, их у нас было много разных. Мы шили и вязали для них одежду, мастерили мебель, делали прически, готовили "еду". Почему-то все время играли в детский дом. Это немного странно, потому что про детские дома мы почти ничего не знали. Теперь-то я понимаю, игра в большую "семью" давала возможность не делить ни кукол, ни их одежду, посуду и прочее, все было общее. И не было ссор. Играли мы то на одном участке - на сложенных под старой яблоней досках, то на другом - в вытоптанных в зарослях жасмина и вишни "пещерах". Чуть повзрослев, стали стесняться, переносили все свое кукольное богатство тщательно упрятанным в чемоданы и сумки, чтобы никто из старших детей не заподозрил нас в столь детском занятии, ведь вечерами мы старались примазаться ко взрослой компании подростков и, если нас брали, гоняли ватагой на великах и слушали песни под гитару в вечерних сумерках.
Каждый год в середине лета в нашей вольготной жизни появлялась проблема - черная смородина. Я тогда жила на съемной даче, а Наташа на своей, с бабушкой и дедушкой. Участок у них был большой, засаженный полезными кустами и деревьями, черная смородина выращивалась на продажу дачникам. Чтобы разрешили играть, Наташе нужно было выполнить норму - собрать бидончик ягод, объем которого по мере нашего взросления увеличивался. Ну как мне было не помогать, не ждать же в самом деле, и я добровольно несла трудовую повинность. Привязав бидоны веревочкой к себе, мы ныряли в темные заросли кустов, ужасаясь количеству ягод. Как же мы ненавидели это проклятую, кислую, вонючую смородину.

В середине июля вечером в пятницу я приехала к маме на дачу. Выезжала из Москвы долго, в бесконечных адских пробках на Ярославке, сначала на МКАДе, потом в Королеве, затем в Тарасовке. Запах плавящегося асфальта и выхлопов, рев стартующих грузовиков, переругивание через открытые окна автомобилей взбешенных водителей, вынужденных пропускать подрезающих наглецов и объезжать заглохшие или закипевшие от жары машины, все осталось позади. Страшно болела голова, болела уже почти неделю, таблетки давали только временное облегчение, через несколько часов боль возвращалась. Вращать головой я не могла, при каждом движении в шею будто впивалось острые шипы . На работе у меня были проблемы, казавшиеся тогда серьезными, говорить о них с домашними, что-то объяснять не хотелось. Я взяла ведерко и пошла собирать смородину.
Предзакатное солнце пожелтило листву и придало розовато-оранжевый оттенок веткам, оно готовилось скрыться за темными вечерними облаками, но еще немного слепило глаза, в тени уже чувствовалась приятная свежесть, пахло нагретыми дневными лучами листьями смородины, крапивой и скошенной травой, неназойливо жужжали мухи, изредка проносились пчелы и шмели, под кустами попискивали комары, через настежь открытые окна террасы слышались негромкие голоса, звон столовых приборов и стук тарелок, - это мама накрывала стол к ужину, крупные черные ягоды одна за другой падали в ведро, бум, бум... и я ощутила, как в одно мгновение исчезла головная боль, боль в шее, как и не было ничего. Было только лето, солнце, близкие люди, тогда еще все живые, и была черная смородина... из детства.